Музыка гагаузов

419

В далеком 1980 году фирма грампластинок «Мелодия» выпустила двойной альбом  «Музыка гагаузов» тиражом 10 тысяч экземпляров. Тот, ставший уже историей, альбом был оформлен в гагаузском народном стиле художником Петром Влах, с использованием его знаменитого характерного орнамента на сусаках.

В краткой аннотации к сборнику, написанной Людмилой Покровской, доктора филологических наук Института языкознания АН СССР, говорится: «В целом, предлагаемые пластинки дают представление об основных жанрах и общем характере гагаузского музыкально-поэтического фольклора, генетически связанного, с одной стороны, с традиционным музыкальным и песенным творчеством, а с другой – с сохранившими специфику фольклорных традиций народов тюркской семьи».

maxresdefault

Интересный факт: исполнителями для записи той знаменитой пластинки выступили 
самодеятельные гагаузские певцы и музыканты (рядовые колхозники, рабочие, 
служащие), которые исполняют музыкальные произведения на гагаузских народных 
инструментах: гайда, кавал, чыртма. Среди них был и казаклиец  Кара Пётр Маринович, 
который покорял своим мастерством игры на кавале и чыртме многих слушателей 
Молдовы, так как неоднократно выступал на национальном радио и телевидении. 
Невозможно не упомянуть и других исполнителей, записанных на этих двух пластинках: 
знаменитого на весь Чадыр-Лунгский район (и не только) скипача-самоучку Степана 
Лазарева , который за виртуозное выступление в Москве получил в подарок от жителя 
Москвы старинную скрипку итальянских мастеров; а также Елену Димову, Ольгу Топал, 
Василису Ялама, Михаила Мечкаря.

Так впервые, более 35 лет тому назад, советские слушатели познакомились с народным песенным и музыкальным творчеством гагаузов – тюркоязычной народности, населяющей южные районы Молдавии и Украины.

20814432

Историки предполагают, что по своему происхождению гагаузы являются потомками средневековых кочевых тюркских племён Балканского полуострова – печенегов, куман, узов (огузов). К 15 веку кочевые тюрки Балкан перешли на оседлый образ жизни и приняли христианство. В 16-18 веках в северной Болгарии и южной Добрудже сформировались две этнические группы гагаузов (так называемые  настоящие — «хасыл» — гагаузы и «болгарские», подвергшиеся сильному влиянию болгар). В связи с этим в материальной и духовной культуре современных гагаузов очень своеобразно сочетаются тюркские и славянские характерные особенности на фоне исторически сложившейся региональной общности народов Балканского полуострова (греков, болгар, македонцев, сербов, хорватов, албанцев, румын, турок и др.). Переселение в Буджак и жизнь гагаузов как тюркского «островка» среди иноязычных народов с начала 19 века (в соседстве с русскими, молдаванами, болгарами, украинцами и др.) накладывает на быт и культуру гагаузов ещё большее своеобразие, находящее отражение и в их языке. Гагаузский язык в своей основе является тюркским и относится к юго-западной (огузской ) группе языков тюркской семьи.

Гагаузский музыкально-поэтический фольклор представляет значительный интерес 
своеобразием и художественной ценностью. Сами гагаузы выделяют два вида своих 
народных песен: «тюркю» - длинные песни различного содержания и характера и «маани»
 - лирические четверостишия типа частушек. На пластинке представлены оба вида 
гагаузских песен.
«Тюркю» подразделяются на эпические и лирические. Эпические песни гагаузов – это в 
большинстве своём старинные народные баллады, характерные для песенного фольклора 
балканских народов. Содержание народных баллад составляют, главным образом, 
повествования о бедствиях и страданиях народа под османско-турецким игом и протест 
против угнетения. Антитурецкая направленность гагаузских народных баллад, а также 
исторических песен, объясняется тем, что гагаузы, как и болгары, терпели жестокие 
притеснения со стороны османско-турецких властей, будучи «иноверцами»-христианами. 
Поэтому гагаузские народные песни, относящиеся к эпохе владычества Османской
империи на Балканах, имеют много общего с болгарскими народными балладами по своей 
поэтике (сюжетам, композиции, художественным образам и изобразительным средствам).
?????????????????????????????????????????????????????????
?????????????????????????????????????????????????????????

На этой пластинке представлено несколько песен-баллад. В песне «Мари Лянка — дюня гёзели» («Елена – красна девица») — «мари» — обычное обращение гагаузов к девушке или молодой женщине – поётся о красавице Лянке, которую турки взяли в плен. Но Лянка не покорилась иноземным поработителям и бросилась в волны Дуная со словами: «Пусть лучше съедят меня рыбы, чем стану жить в турецкой неволе».

В песне «Кызлар, гелинняр топланмыш» («Девушки и женщины собрались») отражены воспоминания народа о страшной эпидемии чумы. Чума предстаёт в песне в образе старухи-смерти с книгой судеб в руках. Девушка-сирота Станка просит Чуму взять её на тот свет, так как у неё нет никого из близких. Но Чума, посмотрев в книгу судеб, отвечает, что сейчас она пришла за девушкой-певуньей и юношей, играющим на свирели; это они обречены на смерть, а для Станки смертный час пробьёт лишь тогда, когда она выйдет замуж и родит семерых детей.

Песня «Турналар» («Журавли») посвящена трагической судьбе юноши Стояна, погибшего от рук турецких завоевателей. Мать Стояна просит летящих журавлей принести весточку от её сына, которого она не видела девять лет. Журавли приносят весть о гибели Стояна, а вслед за этим турки врываются в село и приносят голову юноши, в которой мать узнаёт своего сына.

В фольклоре балканских народов известна народная баллада «Сестра – отравительница», один из вариантов которой представлен на пластинке («Мари Маринка»). Болгарская девушка Маринка по совету возлюбленного – грека (по другим вариантам – турка) отравила змеиным ядом своего старшего брата, препятствующего ее браку. В этой балладе отражена национальная рознь между балканскими народами в эпоху турецкого владычества.

1446980732_dsc_6637

В традиционном фольклоре гагаузов и болгар очень распространён мотив проклятия родителями своего сына. Две змеи в песне «Ики йылан» сосут кровь проклятого родителями юноши, и, несмотря на его мольбы, никто не в силах спасти его от этой участи.

Совершенно уникальной является гагаузская народная песня, направленная против войны, — «Женкляр, бизя гельмейнись!» («Войны, минуйте нас»). Песня выражает стремление трудового народа к мирной жизни, протест против несправедливых войн, несущих людям страдания и бедствия.

Лирические песни гагаузов по своей тематике составляют две основные группы: семейно-бытовые и любовные. «Семейные» песни посвящены, как правило, оплакиванию тяжелой женской доли при патриархальном укладе жизни в старой гагаузской деревне. Ярким образцом таких песен является песня «Генжежик олдум, гезямедим» («Молод был, не смог погулять»), в которой поётся о горькой судьбе женщины, выданной замуж за нелюбимого и вынужденной жить в чужом доме под властью свекра и свекрови. Некоторые «семейные» песни восходят к обрядовым свадебным причитаниям невесты, её матери и подружек.  В настоящее время, в связи с отмиранием традиционного свадебного обряда в гагаузских сёлах, прежние свадебные песни бытуют как обычные лирические песни. Таковой является «Гелин тюркюсю» («Песня невесты») – прекрасный образец старинной свадебной лирики. В песне «Илкиаз олэр, акан сулар буланэр» («Весна наступает, воды мутные текут») к молоденькой девушке сватается любимый. Родители не хотят выдавать её замуж, но девушка смело противоречит им: «Мой милый пришёл, пойду (к нему)!». Если в реальной жизни гагаузским девушкам обычно приходилось подчиняться воле родителей, то в песнях они выражали протест против старинного уклада и поступали согласно своей воле, достигая своих желаний.

1486392111_dyuz-ava-2

Большую часть лирических песен составляют любовные песни. Один из основных мотивов этих песен – верная девичья любовь, воспеваемая в возвышенных поэтических образах. Так, в песне «Мари Маринке, явклум Маринке» («Маринке – невеста моя») юноша уговаривает девушку оказаться от него, рисуя перед ней непреодолимые, казалось бы, препятствия, разделяющие их. Но девушка готова преодолеть все трудности, чтобы быть с любимым.

В песне «Варын, сёляин бобама…» («Пойдите, скажите отцу…»), юноша, заточённый в темницу, просит отца и мать продать своё имущество и выкупить его из неволи, но они отказываются спасти сына. Только невеста согласна продать своё приданное и помочь жениху выйти на свободу.

По материалу историка Дмитрия Дюльгера из с. Казаклия. Опубликовано в газете «Знамя», янв. 2016 г.